Fra Aumgn

ДИСТАНЦИЯ В ИНИЦИАТИЧЕСКОЙ РАБОТЕ

Существует мнение, что для инициации необходим непосредственный «живой» контакт и ее опосредованная форма удаленного инструктирования фиктивна. Наш опыт работы по обеим схемам позволяет их сравнивать и делать несколько иные выводы.

На первый взгляд кажется, что непосредственный контакт лучше опосредованного, поскольку он дает более наглядное представление. К несчастью, непосредственное взаимодействие способно выступать катализатором процессов, при которых всегда – сразу или впоследствии – проявляется не только то, что нужно.

• Имитация
Кандидат склонен неосознанно и, как следствие, неразборчиво перенимать черты личности мастера. Он включает в свой внутренний мир его взгляды, мотивы и манеры вместо того, чтобы вырабатывать свои собственные. Поскольку восприятие слабо дифференцирует личность и транслируемую ей информацию, кандидат всегда рискует получить инициацию не только в систему, но и в персону. В качестве копии мастера он может стать лучше себя самого, хотя случается и обратное, однако в общей конфигурации он обречен оставаться хуже оригинала. Если имитация оперативно не переходит в личное знание и понимание, она становится интроекцией, которая бывает патологична.

• Мнительность и глупость
Кандидат имеет склонность идеализировать образ мастера, наделяя его ослепительным ореолом и способностями творить чудеса. На начальной стадии эта инфантильная фантазия позитивна, поскольку сопричастность идеалу позволяет восстанавливать целостность и переживать могущество. Без дистанции этот эффект ослабевает, а кандидат оказывается на развилке между входом в реальность и уходом в наивность.

Вход в реальность обнажает в мастере уязвимости, пороки и слабости, отчего он начинает казаться сомнительным в качестве проводника. Обычно эти сомнения являются следствием классического невроза, разрядка которого дает кандидату облегчение. Психике это бывает нужно, но инициатическая работа – не психотерапия. С таким бэкграундом анализ сомнений превращается в рационализацию и их только усугубляет – в кандидате зарождается мнительность, которая ориентирует инициатическую работу на провал. Если сомнения вытесняются, ситуация не становится лучше – у кандидата искажается восприятие и развивается глупость. Формально Работа может продолжаться, но кандидат теряет чистое видение и способность к адекватной оценке.

• Рессантимент
Мастер априори представляет более высокий статус достижения, поэтому без дистанции он де-факто становится проблемой для самооценки кандидата. Пытаясь ее разрешить, кандидат склонен вовлекаться в скрытую или явную борьбу с мастером, которая практически никогда не завершается успехом, поскольку в заданной конфигурации он слабее. Кандидат может из нее выйти, но нет никаких гарантий, что у него получится преуспеть – смена конфигурации является не только исключительным шансом на внезапный скачок, но и куда более вероятной перспективой падения.

Из трудностей с самооценкой органично развивается рессантимент – уважение и любовь кандидата к мастеру трансформируется в зависть и ненависть. Ему может показаться, что мастер его оттеняет, использует и закрывает собой путь наверх, отчего возникают претензии. Когда такая гипотеза возникает, необходима проверка. Если кандидат без мастера стремительно идет на взлет, значит не прав мастер. Если же кандидат не достигает заметного успеха, его претензии зиждутся на рессантименте. Ловушка заключается в том, что проверка гипотезы подразумевает разрушение инициатической связи, которая невозможна без любви, поэтому кандидат утрачивает покровительство.

• Самообман самооценки
Непосредственный контакт с мастером формирует у кандидата психическую иллюзию того, что взаимодействие между ними происходит на одном уровне и, конечно же, на равных. Пропасть постепенно перестает быть видна и преодолевать ее становится не обязательно. В такой конфигурации Работа для кандидата постепенно становится утомительной и скучной, а мотивация к ней пропадает. Контакт с мастером снова и снова наводит кандидата на мысль о том, что разрыв уровней преодолен – все уже сделано и можно расслабиться.

Такой самообман симптоматично прививает лень и усиливает самооценку, которая из-за несоответствия реальности открывает лишь возможности входить в солипсизм, хорохориться и оскорбляться. Кандидат, примеривший на себя лавры мастера, оказывается в ловушке: работать как кандидат он уже не в состоянии, поскольку в своем воображении он – мастер; работать как мастер он не в состоянии, поскольку в реальности он кандидат. Высокое мнение о себе редко позволяет рассмотреть и признать эту ситуацию, поэтому кандидат остается на том же уровне, но становится неуправляемым, диким и бесполезным.

• Распад цели
Избыточность непосредственной связи стимулирует кандидата переключаться на малозначимые вещи и скатываться на более низкие планы. В таких условиях неизбежно наступает момент, когда инициация уже не может перейти из символической в реальную вследствие деформации и распада инициатической цели, которая в фокусе зрения кандидата утрачивает свою исключительную светимость и смешивается с чем-то посредственным.

• Переключение на страсти
Особенно явно распад цели проступает в коллективах, поскольку заложенное биологически и социально увлечение внутригрупповыми взаимоотношениями сильнее сознательной установки на осуществление Opus Magnum. Она перестает быть самоценной и становится прикрытием для каких-то других целей – инстинктивных (соперничество, доминирование, секс), социальных (коммуникация, досуг, связи) и пр. Смена формата работы позволяет вскрыть эту подмену и убрать от Работы тех, кому инициация в действительности не нужна, а интересны какие-то другие вещи.

• Коллективный изоляционизм
Коллектив чисто технически способен служить препятствием в инициатической работе, поскольку его внутреннее разнообразие имеет горизонт. Возраст, статус, достаток, инстинкты и уровень культуры объединяют людей так же хорошо, как и разделяют, что дает основание для внутригрупповых конфликтов. Коллективный формат с одной стороны сплачивает группу, а с другой – изолирует ее от среды, поэтому не только самые безнадежные, но и самые перспективные люди в него не встраиваются. Следствием этого является замыкание группы на самой себе и скатывание до субкультурного состояния, возможности которого слишком ограничены, чтобы быть интересны.

Выделенные проблемы носят скорее репрезентативный характер – на практике существует неограниченное количество других возможностей, способных прервать инициатическую работу. Не все из них априори понятны и очевидны – иногда требуются годы наблюдений, чтобы их уловить, отследить и выстроить какие-то защитные механизмы. Не все из проблем имеет смысл типизировать ввиду их уникальности.

Осуществлять и оберегать инициатическую работу от проблемных влияний и процессов должен сам кандидат, потому что это вопрос его достижения. К сожалению, на практике у него далеко не всегда хватает бдительности, ума и понимания, чтобы видеть горизонт проблем и опасностей, которые его способны завести в ловушку. При этом мастер не может пресекать возможности получения кандидатом нового опыта, потому что иначе последний никогда не научится мастерству.


Преимущества дистанции

Обозначенные и многие другие проблемы, возникающие с непосредственным контактом, позволяют совершенно иначе взглянуть на опосредованную или удаленную форму инициатической работы. У нее есть совершенно явные преимущества:

1) дистанция уменьшает личностный фон мастера и обнажает его как функцию, поэтому дает меньше возможностей кандидату для имитации и интроекции;

2) дистанция позволяет кандидату конструктивно использовать его собственные идеализации и фантазии, не видеть ненужное и не переживать оттого, что мастер – человек, а не сказочный король или божество;

3) дистанция не дает кандидату зацикливаться на «низком» положении в иерархии, что снимает инстинктивную склочность, рессантимент и проблемы с самооценкой;

4) дистанция разверзает пропасть между кандидатом и мастером, которую становится возможно преодолевать посредством Работы; делать это, когда она не видна, не всем по силам;

5) дистанция не позволяет переключаться на малозначимое, что ведет к подмене или утрате инициатической цели, а – напротив – позволяет на ней сосредоточиться и продвигаться;

6) дистанция позволяет снимать влияния коллектива, которые мешают инициатической работе.

Расстояние отстраивает оптику так, что есть реальный шанс начать работать конструктивно. Единственно, кандидату требуется хорошая организованность и направленность, чтобы к удаленному формату работы возникла привычка.

Осталось разобраться с теми, кто пытается отрицать формат удаленной инициатической работы. Они делятся на три категории:
— глупые и наивные люди, которые не имеют соответствующего опыта и ничего не смыслят, что, впрочем, не мешает им судить и иметь свое мнение;
— ангажированные люди, которые работают по старой схеме – непосредственной и проблемной – и ввиду собственной корысти и недальновидности не в состоянии признавать что-либо, кроме нее;
— люди, которым в действительности никакая инициатическая работа не нужна и они ищут в ней что-то другое.

Пожалуй, было бы слишком безрассудно представить читателю этот глубинный анализ, основанный на множестве практических наблюдений, без упоминания об одном серьезном испытании, которое его ждет. Дело в том, что анализ проблем инициатического порядка не ведет к их разрешению – напротив, он их только усугубляет, дифференцирует, преумножает и превращает во множества проблем все большей и большей сложности. Нет никаких иллюзий насчет того, что под их давлением инициатическая работа многих разрушится в корне. Лучше забыть о подобных проблемах навсегда и выстраивать правильную дистанцию…


© Fra Aumgn, Basileus O.T.O., 2017