Бенжамин Роу
ИЛЛЮЗИЯ БЕЗДНЫ

 

Слово «бездна» широко распространено в оккультных сообществах и имеет много значений. В разные времена оно использовалось для обозначения всего – от Преисподней в христианстве до экзистенциональной тревоги. В нашем столетии в среде многих оккультистов, под влиянием Алистера Кроули, этот термин приобрел особую ссылку на трансценденцию, посредством которой человеческое сознание трансформируется из индивидуализированного состояния в трансцендентальное или «озарённое». Кроули именовал этот процесс «переходом через Бездну».

Описание Кроули этого процесса высокодраматично и уникально (идиосинкратично). Оно также очень нечеткое, состоящее из нескольких символов и метафор, которые он использовал на протяжении своей жизни, даже не пытаясь расширить или подробно объяснить связь между трансцендентальным и человеческим уровнями бытия. Вероятно, размытость этого описания и есть причина его популярности; оно предстаёт в виде простого и легко понимаемого образа, каким бы ошибочным он не был.

Кроули воспринимает «Бездну» как реальную пропасть в процессе творения, отделяющую уровни человеческого существования от трансцендентального или божественного. Он описывает эту пропасть как область пустоты, небытия и страха, где всё, что попадает туда, будет разорвано на части. (Здесь он рассуждал в общепринятом русле еврейской Кабалы). Для того чтобы достичь озарения, маг должен перепрыгнуть эту Бездну, где его человеческое существо будет раздавлено и разрушено. Если он приложил достаточно сил в своём стремлении к божественным уровням, божественная искра в нём (более не тяготеющая к его человеческому «Я») будет перенесена на другую сторону пропасти для превращения в Мастера Храма, эта магическая степень равна базовому состоянию озарения.

Где-то на пути от одного края до другого, как говорит Кроули, маг должен войти в конфронтацию и временно превратиться в «Демона Бездны», чьё имя – Дисперсия (Рассеяние). Кроули называл этого Демона Хоронзоном, именем Сатаны из работ доктора Джона Ди; но указанная им характеристика более подходит к «жителю пограничной черты» из новелл Занони Булвера-Литтона. Неясно, как эта конфронтация соотносится с разрушением внутреннего «Я» мага.

Описание Кроули собственного «перехода Бездны» отображено в его книге Видение и Голос. Записи соответствует его специфической метафоре, которую Кроули использует в описании процесса. Однако она расходится со свидетельствами других «озарённых» людей; она также далека от отображения моего опыта, который опирался на используемый самим Кроули метод: енохианскую магическую систему Джона Ди вкупе с общепринятой системой Западной церемониальной магии и кабалой.

С позиции моей собственной практики, вся концепция «Бездны» — это нонсенс. Не существует никакой пропасти между божественным и человеческим уровнями существования; трансцендентное бытие с самого начала присутствует и действует в каждом человеке. А так как дело именно в этом, то не надо ничего «пересекать» или «перепрыгивать». Отсутствие длительности, по крайней мере – такое существует, всецело является делом перспективы; трансцендентный взгляд коренным образом отличается от центрального взгляда «Я», близкого к более низким уровням. Но все равно существует постоянная связь и постоянное взаимодействие между божественным и человеческим; они формируют единую, неделимую систему.

Не столько разделение и разрыв, сколько свойственный нам недостаток понимания присутствия в нас божественного начала есть признак невежества.

Сквозь неосведомленность, подкрепляемую полной привычек жизнью, которая порой питается магическими дисциплинами, трансценденция в человеке запутывает и рождает ощущение того, что есть что-то помимо индивидуализированного «Я» или «души», действующей в земном мире посредством маски по имени личность. В своем неведении человек настолько отождествляется с этим «я» (которое является сконструированной вещью), что даже не осознает свою причастность к другому качеству, отличному от «я». Это можно воспринимать как странный вид дхараны или глубокой медитации, концентрации на объекте медитации (себе, в этом случае), которая характеризуется тем, что разница между медитирующим и ощущением исчезает.

Поэтому достижение трансценденции состоит не в сотворении моста над брешью, прыжка через неё или чего-либо в этом роде. Скорее, это вопрос пробуждения уже существующей трансцендентной составляющей из состояния тождественности с самой собой, чтобы реализовываться и действовать исходя их своего естественного состояния.

Спектр действий для трансцендирования многовариантен. Оно может потребовать чего-нибудь катастрофического в духе полного разрушения «я», как в типичном мифе о Бездне; но оно может быть таким же тонким и нежным, как дыхание воздуха сквозь открытое окно, оставляющее себя совсем нетронутым. В моем случае, оно было «золотой серединой» между этими двумя полюсами. Безусловно, имели место и болезненные шаги на пути достижения этого состояния, но конечный результат был быстрым, невпечатляющим и абсолютно простым.

Не отходя от темы, замечу, что существует два главных аспекта в магическом/кабалистическом подходе к инициации. Прежде всего это заклинания, астральные исследования, медитации и т.д., в результате которых происходит поиск скрытой стороны сознания (под- и надсознательного) для того, чтобы направить их в сознательное русло, а затем с их помощью постигать и открывать соответствующие аспекты вселенной в широком смысле. Масштаб и контроль, испытываемый практикующим, постоянно возрастает, различные части (сознания и мира) приводятся в состояние тесной взаимосвязи и координации.

В это же время кабалистический аспект работы требует привлечения все возрастающего синтеза в содержании ума. Посредством соответствий хаос чистого опыта постепенно снижается. Идеи и опыт располагаются по иерархическому принципу, где каждый уровень абстрагируется при необходимости от низлежащих уровней так, что возрастающее количество событий становится примером всё более упрощающихся идей. В конце концов, вещи превращаются в стройную систему архетипов, сил и отношений.

К тому времени как человек достигнет и впитает в себя высший чисто человеческий уровень и станет «Свободным Адептом», оба эти процесса уже достаточно истощатся. Части человеческого существования, способные контролироваться и координироваться личным «я», оказываются всемерно интегрированы. Содержание разума становится уменьшено до интегрированной схемы и всеохватной философии. Человек уже Полная Индивидуальность. Такие люди – как отмечает Кроули – обычно становятся ведущими «школ мысли», распространяющими свою философию, или же они становятся священниками, общественными лидерами какого-то толка.

Кроули говорит о следующем этапе процесса, как если бы он был чем-то сознательно решенным; но, по сути, если это происходит по причине чего-то кроме необходимости, человек может прибегнуть к суициду. (Хочу отметить, что описание, которое следует далее, взято из моего собственного опыта и координировалось лишь очень небольшим количеством людей; ваши заключения могут быть иными. Сие относится только к магическому/кабалистическому подходу. Не обязательно, чтобы описание происходило именно так, но по меньшей мере и не так строго, как это описано в восточных мистических системах.)

Теперь Свободный Адепт входит в фазу нарастающей «сухости», которую я именую «хождением по потерянной земле», следуя мифу о Рыцарях Грааля. Я не знаю как это ассоциируется с так называемой «темной ночью души» — описания этого мне никогда не встречались. Он достиг точки истощения (необходимости) возвращений в обеих – кабалистической и магической попытках.

Его магическая работа все ещё поднимает его сознательность выше своего обычного уровня. Но вместо того, чтобы оставаться на высшем уровне, он, как это кажется, скатывается назад к тому, с чего начал, и продвигается только на мгновение – этого слишком мало, учитывая количество затраченных усилий. И такие его продвижения в конечном счете становятся единственными вариантами того, что он уже совершенен, они уже по настоящему не новы. В эффекте, кажется, появляется принцип асимптоты. Каждое приращение, которое он делает над своим настоящим уровнем, требует чрезвычайно больших усилий; он может затратить всю энергию действуя, но не подняться при этом на более высокий уровень.

Подобное состояние имеет место и применительно к его кабалистической работе. Он продолжает отрабатывать свою синтетическую схему, но видит, что новые дополнения и расширения становятся всё менее частыми. В то же время он понимает, что есть аспекты бытия, не вписывающиеся в его настоящую схему без разрушения её до основания и новой попытки начала; он не знает, что это в точности за аспекты, но он способен чувствовать, как они вырисовываются на горизонте.

И его окончательно скоординированное Я как будто бы вращает колеса в своих стараниях. Он еще может работать как Свободный Адепт, но это приносит ему меньше наслаждения и содержания. Он не может схватывать вещи, используя свое великое Я, но чувствует себя так, будто бы пытается действовать в условиях без трения.

Причина в том, что Адепт ищет то, чего здесь нет – продолжения пути, на котором он доселе испытывал ослепляющие открытия тайного, экстатические высоты, охватывающие архетипы и прочее. Там просто этого больше нет, выше его настоящего уровня; подобные вещи являются человеческими характеристиками магических областей, не трансцендентными. Но он этого не знает.

Не надо говорить о том, что в этой ситуации Адепт является существом довольно жалким. Не все время, однако; обычно он может заниматься своим делом в качестве Адепта без всяких трудностей. Но время от времени тщетность всего этого побеждает, и отчаяние и безрассудство захлестывают его. Все, чего он больше всего желает – это ВЫЙТИ, не видя выхода. Подобно мифическому Христу на кресте, он взывает к своему Богу, и не получает ответа. Все, что он способен делать – это страдать в одиночку.

Но даже у отчаяния есть свои пределы; когда никакие попытки не приводят к результату, человек в конце концов их бросает. Он становится по ту сторону надежды на то, что что-нибудь произойдет, по ту сторону отчаяния, что ничего не происходит, он только живет и принимает всё как должное, без каких либо особых планов и ожиданий, без какого бы то ни было желания на будущее. Он продолжает потому, что это то, что он делает, без цели. Этот процесс может длиться долго. В моем случае, период возрастающего отчаяния длился более пяти лет, а период «просто жизни» длился еще пять.

Фактическое пробуждение трансцендентного бытия кажется спадом после периода «хождения по потерянной земле». Даже теперь, по прошествии четырех лет после этих событий, я не могу точно определить, что послужило отправной точкой пробуждения. Всё, что я могу восстановить, так это случайную заметку человека в онлайн-дискуссионной группе, который заставил меня дать оценку, и бытие заметило, что оно уже больше не идентифицировало себя с собой, но знало независимо от возможностей индивидуализированной «души». Это было уже ничто сфиры Бина вместо идентификации с дифференцированными силами нижних сфир. Это могло надеть и снять «Я» подобно одежде – по желанию.

Что произошло далее – это уже другая история. Но есть несколько вещей на заметку:

— Несмотря на свою неприглядность, индивидуализированное я не было разрушено; трансцендентная сущность просто выступила за его пределы, покидая его на какие-то моменты. Более существенная переориентация имела место позже, но «я» осталось неповрежденным.

— Не было и «прыжка в Пропасть», более того, не было Пропасти как таковой. — Не было конфронтации с Демоном Хоронзоном, и подобным «жителем» «Пропасти». Не было и ужасов извне, не было даже Ктулху.

— Никакие особые заклинания не были привлечены к происходящему для усиления эффекта. Это имело место в моей промежутке моей Енохианской работы, и эта работа имела вообще другие цели.


© Бенджамин Роу
© Перевод – Sr. Shia, редактура – Fr. Aumgn.