ИЛЛЮЗИИ РАЗУМА

«В Бездне Иллюзий есть и закон, и разум; в действительности же никакая нить не связывает между собой игрушки богов»А. Кроули » The Book of Lies»

В скитаниях по мирам и поколениям, сквозь призму Безвременья, призрачной тенью Яви открывается сущее EX OBLIVIONE. Сущее – есть Чуждое. В Чуждом квинтессенция Единственности имеет направление потока, разрушающего своим созиданием. В этой Отчужденности Поток Извне – категория бескомпромиссного императива Действенности. Тяжело признать своё место изгнания, тяжелей, чем признать свою Отчуждённость.

Единое – есть ничто более, как антитеза множественности. В политеистической тенденции конформистского мироопределения множественность восходит в категорию абсолюта. Здесь выражение Абсолюта верно именно в пантеистическом контексте, однако, следует избегать определения демиурга, как Чуждое Множественности. В Чуждом – созидательная часть Потока, рвущегося пламенным столпом к основанию Небес. Превосходство Чуждого сокрыто в Воле, подобно величию приходящего Аватара. Это синонимика Чуждому, духовного герметического предназначения быть орудием Телесма, быть мечом Воли, отождествлённым с неизбежностью Калки.

Единое неизбежно Чуждому, и в этом природное превосходство триумфа сфер вне этой Вселенной. Единое – есть Телесм, есть сила Множественности. В этом – традиция Равноденствия, традиция Апокалипсиса, кульминация в градации эонов, в пространственной и темпоральной двойственности космического Ужаса, в пре-гностической реминисценции эллинистической адаптации Зервана. В этой двойственности – ужас Отчуждения, предназначение трансцендентности бесконечной длительности фундаментального Чуждого. В запутанности мира присутствует Множественность. Это лишь отражение в мутной глади бытия одной из многочисленных персонификаций Хаоса, это совокупность политеистического проявления во вне, это, так или иначе, Хаос, или лавкрафтовский FROM BEYOND, то есть взгляд из-за пределов казуалистической действительности, это тождественность Лжи Зверя с реальностью действительности манифестации Времени.

В гностической традиции Космос прекращается, будучи Всем, но это самое всеобъемлющее Всё, перемалывающее гранитными челюстями Azag-Thoth – а пространственно-временной континуум и есть исток Чуждвенности, бездонный Хаос чёрной дыры развёрзнутого лика Хоронзона, где в бушующем вихре буйствующего безумства клиппотов открывается таинство гипнотических измышлений С`нъяка, направление потока Телемы, Current 93 или же Зов Ктулху. Это частично трактуется в гностической традиции мандеистической персонификации проявленной категории, где Всё подобно Чуждому, пространственной персонификации эонистической квиссистенции чуждости и изгнания.

«Когда ты смотришь в Бездну, Бездна проникает в тебя» (Ф. Ницше). Преодолеть всеобъемлемость демонических сфер – это значит вобрать в себя часть их Магии; это условие столь естественно, как Безумие Адепта, преодолевшего границы физической реальности, столь абсолютно, как Ясность Неясности, представленная в каббалистических сроках. В материи и движении, в двойственном облике вечносущего Ничто странствия собственной тени погружает в глубокий сон об именах и природах изменчивого пространства, в котором субъективность действительности просто патетически аллегорична.

Магия насилует природу Абсолюта действием противоположности бытия. В модусе инерциональных поляризированных потоков двойственность обращения формулы Тетраграмматона лишний раз подтверждает полную относительность так называемого «зла», и как следствие – своеобразная диалектика Божественности. В символизме Мистерий метафизические понятия подобного рода звучат несколько отстраненно; в вечносущем Ничто всё пространство и время до абсурдности гипотетично. Примером послужить может экстатическая вдохновенность «Бракосочетания Неба и Ада» У. Блейка, иносказательно – поэзия Движения в своей двойной фазе, ШТ формулы ЛАШТАЛ, та самая инерция, о которой говорилось несколько выше, инерция, составленная из двух противоположных и поляризированных потоков, и чтобы вникнуть в её суть, ещё раз обратимся к «Книге Правил» А. Кроули. На языке телемических мистерий эта инерция – суть Двое-в-Одном, божественная буква Молчания-в-Слове, символ которого Солнце в объятиях Луны. Ш и Т также формулы силы в действии как противоположности бытия; это не состояния бытия, но модусы движения. Ш – Святой Дух как «язык огненный», проявленный в троице, и дитя Сета – Изиды как Логос, то есть Слово, произнесённое их «Ангелом». (До А. Кроули подобная концепция была представлена ещё ведическими брахманами задолго до Р.Х.). То же – Святой Дух в действии, близнецы Сета – Изиды, блудница и зверь (у А. Кроули эти понятия употреблены в раннехристианской экзотерической терминологии), поглощены своей противоестественной и кровосмесительной страстью, которая порождает чудовище, она свидетельствует о вырождении вида.

Нам предлагают поклоняться ублюдочному потомку блудницы и скота, зачатому в мерзостнейшем грехе и рождённому в кощунственнейшем блаженстве. В этих словах нет ни толики «богохульства» или «зла» — лишь иллюзии, которые имеют обыкновение мгновенно испаряться под препарирующем вторжением Извне. На пути к Бездне необходимо перестать различать понятия на основе иллюзий, лишь так можно обрести полноту в своём Становлении.

Постигая магический Гнозис в спиральном танце огненной Звезды Могущества, я – одна из пылающих Звёзд в пространстве; я – неповторимый и само – сущий; я – нетленная личная суть; я – Душа, я – Всё и Ничто. Я во Всём и Всё во Мне; я вне Всего и владыка Всего и един со Всем. Я – Господь: истинный Бог истинных Богов. Я вступаю на путь свой, дабы совершить волю свою… И на этом Пути каждый сам должен открыть Законы Бездны Иллюзий.

 


© Voist